Антикризисная экономика и декриминализация института банкротства

      Комментарии к записи Антикризисная экономика и декриминализация института банкротства отключены

Любимов Алексей Павлович – доктор юридических наук, профессор, руководитель Центра
международного права Дипломатической академии МИД РФ;

Черный Владимир
Викторович — доктор физико-математических наук, член Научно-экспертного совета при
Председателе Совета Федерации ФС РФ (2004-2009), вице-президент Фонда защиты
конституционных прав коренных малочисленных народов России, член коллегии
Российского агентства развития информационного общества, Соавтор книг: «Россия на пути
в ВТО», «Формирование европейской оборонной идентичности», «Гражданское общество в
России: бизнес и безопасность» и другие.

Аннотация. В условиях мирового кризиса важную роль играет долгосрочная стратегия экономического развития России по канонам электронно-цифрового «информационного общества», построенная на основе свободы предпринимательства с  использованием интеллектуального ресурса человеческого капитала. Государство декларирует поддержку такого подхода. Однако развитие может тормозиться удорожанием кредита сверх рентабельности производственных предприятий, что влечёт за собой дисфункцию банковской системы. Получается, что вместо расширения кредитования инвестиций банки могут «зарабатывать» на присвоении заложенного заёмщиками имущества. При этом добросовестный заемщик умышленно загоняется банком в состояние искусственной неплатежеспособности путём целенаправленного ухудшения условий кредитования и прекращения рефинансирования. Для преодоления подобных  явлений необходимо совершенствование политико-экономической,  судебно-правовой и социальной системы организации труда. Предлагаются меры по декриминализации банковской системы и института банкротства.
Ключевые слова: антикризисная экономика, средний бизнес, банковский сектор, банкротство,  судебная система, декриминализация, информационное общество, социальная организация труда.
Ссылка при цитировании. Любимов А.П., Черный В.В. Антикризисная экономика и  декриминализация института банкротства // Представительная власть – ХХI век. 2019. – №3. С. 17-21.

Введение.

Президент России в своем послании к Федеральному Собранию РФ обозначил цели, связанные с изменением структуры национальной экономики, совершенствованием деятельности финансовой и правовой систем, а также задачи, обусловленные повышением социальной и экономической активности населения страны [1]. Как показывает исторический опыт, прогнозы путей развития стран и человечества, как правило, не эффективны. Но можно попытаться определить тенденции в развитии России в ближайшей перспективе, основываясь на анализе процессов внутри страны и проходящих на планете [2, 3]. Мы живём в эпоху стремительного усиления взаимосвязи и взаимозависимости государств. Эта тенденция получила название «глобализация» [4]. В ней тоже есть кризисы. Безопасность России в условиях мирового финансово-экономического кризиса непосредственно зависит от принятия оперативных решений, и от выбора стратегического направления развития политико-экономической системы [5, 6]. Необходимо учесть особенности рыночной экономики в условиях интеллектуальной революции информационного общества, оценить роль современной социальной организации труда в цивилизованном мире и методы, стимулирующие раскрытие человеческого потенциала с формированием адекватного общественного менталитета. Известно, что цивилизованные трудовые отношения являются важнейшим ресурсом, способным вывести любую страну на новый уровень экономического развития. Обратимся к столетней истории моделей экономики [7]. Лидером колониального мирохозяйственного уклада была Великобритания. Она конкурировала с Россией и Германией. После столкновения ее конкурентов начался период индустриализации с новым имперским укладом, когда на Западе правили транснациональные корпорации, а в СССР — крупные производственные объединения. После распада Советской империи западный имперский уклад приобрел характер либеральной глобализации во главе с США, обслуживающий интересы финансового капитала. Главным инструментом наращивания экономической экспансии стали ничем не обеспеченные фиатные (декретные) деньги, ставшие основой связывания производственных ресурсов для расширения промышленных систем. В ответ на кризис 2008 года все страны начали наращивать эмиссию денег. Но в результате наступил момент, когда это уже не приводило к росту уровня жизни населения, в том числе и на Западе. А постоянно растущий, гигантский долг США представляет катастрофическую опасность для этого государства.

В тоже время в Китае и Индии наблюдается новая система управления экономикой. Государство регулирует рынок, чтобы финансовый капитал и частная инициатива работали в интересах общества, вели к подъему народного благосостояния. И когда государственные компании захватывает рынок, государство им помогает. Все управленцы отчитываются за рост инвестиции в своих сферах. В этой ситуации финансовым спекулянтам не удается раскачать рынок внутри страны. В Конституциях этих стран зафиксирован примат общественных интересов над частными. В основе такого уклада лежат идеи интегрального строя — теории конвергенции Питирима Сорокина [8], когда государство занимается интеграцией – согласованием интересов всех социальных групп общества. Кризисное положение мировой экономики показало, что идеи американоцентризма во главе с финансовой олигархией, подкрепленные теориями «Конца истории» Ф. Фукуямы и «Столкновения цивилизаций» С. Хантингтона, не являются универсальными. Слияние моделей имперского хозяйственного уклада США и России оказывается либеральной идеализацией. Финансовая олигархия регулирует эмиссию денег, она формирует «глубинное государство», и оказывается сильнее государства. Олигархии всех стран стремятся сохранить свой капитал на Западе. Государство оказывается врагом финансовой олигархии. Но это не ведет к росту благосостояния общества в странах. В России сложилась сырьевая экономика. В экономике задают тон крупные корпорации. Малого и среднего бизнеса явно недостаточно. Это не стимулирует раскрытие человеческого потенциала. В стране высокий уровень бедности [9]. А в мировых экономических моделях есть и прогрессивные идеи. Они связаны с социальной организацией труда, когда можно используя предпринимательство выпустить народный дух на волю и дать свободу мозгам.

Дисфункция банковской системы как тормоз развития экономики. ЗАО «Стальинвест». Ускорение экономической динамики зависит от совершенства государственно-частного партнерства и инвестиционной активности. Стимулирование экономического роста и инвестиционной активности бизнеса должно происходить за счет снятия барьеров и через набор определенных инструментов экономической и правовой политики. На съезде Деловой России отмечалось [10, 11] , что государство должно стимулировать предпринимателей, больше вкладывать в новые проекты, в новые рабочие места. Если невозможно учесть в своем бизнес-плане обещанные им меры, то вся эта государственная поддержка фактически оказывается бесцельной, лишней тратой бюджетных средств. На федеральном уровне приняты поправки в Налоговый кодекс для предоставления льгот средним компаниям, но для их реализации нужны соответствующие поправки на местах. Президент страны отметил, что «если государство обещает какую-то поддержку, то оно должно свои обязательства выполнять. Ведь эта поддержка связана с тем, что люди, имея в виду, что она будет, берут кредитные ресурсы, выстраивают свои бизнес-планы, а когда она исчезает, рассыпается весь бизнес» [12]. Начавшееся с 2014 г. удорожание кредита сверх рентабельности большинства производственных предприятий повлекло хроническую дисфункцию банковской системы. Вместо расширения кредитования инвестиций банкиры стали «зарабатывать» на присвоении заложенного заемщиками имущества. В ряде государственных банков распространились случаи так называемого «залогового рейдерства», при котором добросовестный заемщик умышленно загоняется банком в состояние искусственной неплатежеспособности путем целенаправленного ухудшения условий кредитования и прекращения рефинансирования. Иногда это делается близкими к руководству банков недобросовестными группами в составе доверенных сотрудников банков, коррумпированных элементов в правоохранительных органах и судах, а также опытных рейдеров. Типичная схема отъема активов такая. Банк одобряет предоставление кредитных средств под залог активов предприятия с условием, что оценка залоговой стоимости должна осуществляться назначенной банком организацией. Она оценивает его, как правило, на 30-50% ниже рыночной стоимости. После заключения кредитного соглашения и оформления залога Банк не исполняет свои обязательства, задерживает отправку денежных средств, что ставит предприятие в состояние неплатежеспособности. С первой просрочкой по выплате процентов банк в одностороннем порядке снижает стоимость залога еще на 40-50% так, чтобы он уже не покрывал всего объема обещанных кредитных средств. Собственник вынужден предоставлять дополнительные залоги, а также личное имущество и поручительства партнеров. Пока собственник пытается добиться от банка кредитных средств и остановить крах предприятия, на него выходят связанные с руководством банка посредники, которые, угрожая уголовным преследованием, требуют безвозмездной передачи активов. Как правило, собственник не готов расставаться с бизнесом, полагая, что закон на его стороне. Банк инициирует возбуждение уголовного дела против собственника предприятия. В целях обхода ст. 108 УПК РФ, запрещающей арест по обвинениям в связи с предпринимательской деятельностью, используется ст.159 и другие статьи «общих составов» УК РФ. В отношении несговорчивого собственника формируется уголовное дело. Одновременно Банк начинает процедуру банкротства предприятия, уступая номинированной его руководством компании залоговые требования за сумму, в разы меньше указанной в кредитном соглашении. В такой ситуации неплатежеспособности оказалась ЗАО «Стальинвест» [13] и более тысячи сотрудников потеряли работу. Частные банки с разорением заемщиков несут убытки и уходят вслед за ними с рынка. В результате банковская система может перестать выполнять свою основную функцию трансформации сбережений в инвестиции, доля которых в активах коммерческих банков составляет всего около 6% по сравнению с 40-70% в успешно развивающихся странах. Государственные банки могут рассчитывать на покрытие убытков для обеспечения «безопасности» их деятельности. Правительство вынуждено систематически компенсировать их потери вследствие невозврата кредитов со стороны предприятий, ставших жертвами «залогового рейдерства». Руководители госбанков могут самостоятельно принимать решения исходя из своих, в том числе коммерческих интересов, Они могут получать сверхприбыли и от спекуляций за счет перепродажи захваченных у разоренных заемщиков предприятий. Огосударствление банковской системы не сопровождается адекватным усилением контроля за деятельностью банков с госучастием. Продолжение подобной практики изъятия денег из экономики исключает возможность перехода к стратегии опережающего роста инвестиций в промышленность, особенно в производства, генерирующие высокую добавленную стоимость для нормального развития российской экономики. На этом фоне уже и Банк России заявляет, что «избыточная долговая нагрузка, безусловно, выступает тормозом для экономического роста, иногда в долгосрочном плане. Она также может приводить, в том числе к социальным проблемам» [14]. Чтобы восстановить функциональность государственной банковской системы, необходимо подчинить ее деятельность целям развития экономики. Ее работа должна быть вписана в формирующийся механизм стратегического планирования [15, 16]. При этом не только прибыль, но и успешность кредитуемых ими инвестиционных проектов, а также рост производства заемщиками должны стать главным показателем оценки их деятельности. Банк России должен рефинансировать банки с госучастием под достижение целей стратегических и индикативных планов экономического развития страны. При этом необходимо контролировать эффективность использования предоставляемых им кредитных ресурсов и исполнение обязательств банкиров перед заемщиками, исключить «залоговое рейдерство». Необходимо совершенствование судебной системы, иногда «штампующей» обвинительные заключения следственных органов с использованием как инструмента легализацию «залогового рейдерства». Для защиты добросовестных предпринимателей от «залогового рейдерства» необходимо распространить юрисдикцию суда присяжных на статью 159 УК РФ («Мошенничество») и другие «экономические» статьи, предполагающие доказательство умысла обвиняемого. В 2004 г. была ликвидирована Федеральная служба по финансовому оздоровлению и банкротству (ФСФО), что ослабило государственный контроль за институт банкротства. Обсуждается проект передачи института банкротства частной саморегулируемой организации. Для оздоровления банковской системы необходимо реформирование и законодательства о банкротстве. Оно позволяет проводить организованным преступным группам заказные процедуры банкротства на контролируемых ими площадках. Посредством притворных аукционов имущество предприятий по символической цене продается их организаторами заказчикам в ущерб кредиторам. Количество восстановительных процедур банкротства в России составляет не более 5% на фоне среднего мирового показателя в 40%.

С целью ликвидации негативных процессов государственной банковской системы и института банкротства целесообразно принять следующие меры: восстановить государственный контроль над процедурами банкротства, централизовав его в одном ведомстве с сохранением возможности саморегулирования в данной сфере. Необходимо создать межведомственную комиссию по декриминализации института банкротства в Администрации Президента РФ; установить в процедуре банкротства утверждение судом положения о реализации заложенного имущества и его минимальной продажной цены, устанавливаемой на основе предварительного отчета оценщика; допустить в процедуру банкротства корпоративное управление и трудовые коллективы; сделать публичной информацию о деятельности консалтинговых компаний, сопровождающих процедуры банкротства; обеспечить прозрачность процесса реализации имущества должника, исключив манипуляции с результатами торгов. Для этого организовать автоматизированный контроль процесса проведения торгов с независимой базой истории поданных участниками заявок (по аналогии с нотариатом). Автоматизировать формирование протоколов об итогах торгов, для чего внести изменения в приказ Минэкономразвития №495; ввести в законодательство нормы, исключающие обвинения в мошенничестве заемщиков, внесших залоги в обеспечение полученных кредитов; установить ответственность должностных лиц госбанков за умышленное ухудшение условий кредитования заемщиков и невозврат выданных по их решениям кредитов; понизить порог удовлетворения требований кредитной организации (с возможностью признания ее недобросовестным кредитором) к заемщику в случае его банкротства из-за ненадлежащего исполнения банком договора кредитования. Отменить право кредитных организаций обращаться в арбитражный суд с заявлением о признании должника банкротом без судебного решения, вступившего в законную силу; разрешить банкам финансировать мероприятия по восстановлению платежеспособности должника. Введение в отношении должника реабилитационной процедуры позволит банкам снижать объем резервов и даст возможность рефинансирования. При этом деньги, высвобождаемые из резерва, должны расходоваться целевым образом для восстановления платежеспособности заемщика. Необходимо наделить трудовые коллективы правом трансформации подвергающихся банкротству предприятий в форму народных предприятий и создать национальное объединение арбитражных управляющих. Для продажи имущества крупных предприятий-банкротов (стоимость активов которых превышает 100 млн. рублей) и в целях отработки прозрачного механизма торгов с полной, доступной и открытой информацией о реализуемом имуществе сформировать электронную торговую площадку с государственным участием, или аккредитовать несколько частных площадок с высокой планкой требований к организации и проведению торгов. Россия оказалась между старым и новым центром экономического развития, поэтому необходимо как можно быстрее примкнуть к ядру глобального экономического развития для обеспечения целостности и способности к самостоятельному воспроизводству [17]. Переходный процесс смены мирохозяйственных укладов представляет смену институтов, обеспечивающих воспроизводство [18]. Нужны государственные меры, чтобы финансовый капитал и частная инициатива работали на общество, вели к подъему его благосостояния.

Глобальный конгломерат кустарей-одиночек. Современные трудовые отношения – важнейший ресурс, способный вывести Россию на новый уровень развития. Доминирующей формой социальной организации вновь становится община, но совсем другого качества. Для роста производительности труда в условиях усиления специализации и разделения труда возникает процесс, обратный процессу концентрации капитала. Это позволяет развитым странам создавать богатство малыми организационными формами с чертами малого бизнеса. Мы получаем новую форму кустарного производства, основанную на суперсовременных технологиях электронно-цифрового общества. Философия децентрализации обеспечивает оперативное реагирование на усложняющуюся динамику мирового социальноэкономического развития.

Цивилизация малого параметра. Сегодня ученые отмечают связь примеров современного коммерческого успеха с выходом творческих личностей из традиционной корпорации. В отличие от прошлых десятилетий, когда ключом к достижению цели становилось объединение материальных и финансовых ресурсов многих людей и организаций в рамках государства, все чаще залогом процветания является способность перешагнуть привычные рамки и в одиночку вступить в борьбу с конкурентами. Карьера становится смыслом жизни, формальные отношения все более превалируют над неформальными, общинными. И это необратимо. Суть такого процесса во многом описывается теорией хаоса. Ведущую роль в нем играют синергетические решения, когда малый параметр, своеобразный джокер, может произвести главное действие в большой игре. Примерами таких достижений являются Intel, Apple, Microsoft, SpaceX, Tesla, Alibaba Group, Hot WiFi, ICL Services и другие [19], которые сегодня укрепляют могущество своих стран. Неудивительно, что в ходе таких тектонических трансформационных сдвигов меняется и тип интеллекта человека. Нельзя не учитывать эти обстоятельства при формировании политики в интересах обеспечения безопасного и устойчивого развития государства.

Темная сторона прогресса. На наших глазах человечество переходит от товарного капитализма к интеллектуальному. Какие окончательные формы он примет, нам пока представить сложно. Но процесс уже идет. Он сопровождается финансовым переделом мира. Помимо существующих структур – МВФ, ВТО, Всемирного банка, МОТ – рождаются новые виртуальные инструменты торговли, институты и структуры глобального управления, начинаются торговые войны и вводятся экономические санкции на основе специфических геополитических обоснований. Все это напоминает по своей природе «темную материю» новой мирохозяйственной системы. В современной мировой финансовой системе ее можно уподобить невидимому мозгу, регулирующему рынок и движение денег иррациональными инструментами. Он, конечно, несовершенен. Но неопределенности и рисковые факторы, формирующие новую модель мировой финансово-экономической системы с участием нематериальных активов, правильнее воспринимать не как результат чьей-то злой воли, а как неотъемлемый элемент интеллектуальной революции в условиях конкуренции.

Трудно согласиться с данной мыслью в условиях кризиса, когда есть соблазн взвалить именно на сам факт существования феномена «темной материи» и ее операторов вину за происходящее. Кризисы возникают подобно цепной реакции. Это составляющая рыночного механизма, обусловленная непрерывным существованием рисков – главных атрибутов и издержек экономической свободы, независимости и взаимозависимости ее игроков. Для уменьшения рисков есть только один путь – развитие интеллектуальной составляющей знаний и тонкая настройка экономики с участием всех сил обществ. Отсюда и требование расширенного воспроизводства квалифицированного человеческого капитала.

Самая главная технология. Эффективность экономики зависит не только от кредитно-инвестиционной политики, но и от социальной организации труда. В сложившейся ситуации, когда риски наступления глобальной рецессии в перспективе велики [20], России необходимо строить стратегию развития по законам современного «информационного общества» на основе свободы предпринимательства и умножения главного интеллектуального ресурса в виде человеческого капитала. Это обеспечит преодоление санкционных издержек и успешную интеграцию России в мировую экономику. Опыт человечества показывает, что чем больше «новой» собственности, тем больше гражданского общества подкрепленного конституционной законностью [21]. Хотя у мировых лидеров экономического роста тоже есть проблемы с индустриальными компаниями и банками [22].

В России, особенно в ее управленческом звене и среди элиты, надо бы усвоить истину, что только через эффективные формы собственности и цивилизованный рынок может родиться успешный средний класс, а заодно и социально активный, работающий инноваторсобственник. Поддержка и защита таких форм собственности требует развития и качественного скачка в правосознании всего общества, которое бы могло отречься от примитивных ныне, в том числе олигархических способов существования. В обществе должен нарастать и развиваться здоровый личный интерес для освоения наукоемких производств и всего хай-тека. И, может быть, тут понадобится настоящий мозговой штурм со стороны думающей части России, сравнимый со встречами президента В. Путина с населением, который он демонстрирует в процессе его всенародных обсуждений.

Могущество государства определяется успехами в мировой торговле. Надо «учиться, учиться и учиться торговать у капиталистов», и создавать для этого равноправные возможности и государственную защиту для всех прогрессивных членов общества, особенно для представителей развивающегося среднего бизнеса. Чтобы быть конкурентоспособным, нужно пробудить свободу самовыражения интеллектуального ресурса и предпринимательства. На это следует направить законодательные, управленческие и организационные решения власти, чтобы печальный опыт вполне успешной компании ЗАО «Стальинвест» не повторялся.

Литература

  1. Путин В.В. Послание президента Федеральному Собранию в 2019 году //
    Представительная власть – XXI век. 2019. — № 1-2. С. 1-17.
  2. Бажанов Е. Пойдем ли мы правильным путем? // Независимая газета. — 30.03.2009. С. 9.
  3. Бажанов Е. Бажанова Н. Е. Куда идет человечество? О тенденциях международных
    отношений в XXI веке. M.: Восток – Запад. — 2009.
  4. Бажанов Е. Глобализация как объективный процесс // Эхо планеты. 2010. — № 32. 27
    авг.-2 сент. С. 21.
  5. Глазьев С. Экономика будущего. Есть ли у России шанс? М.: Книжный мир. — 2017
  6. Ведута Е. Межотраслевой межсекторный баланс: механизм стратегического
    планирования экономики. М.: Академический проект. — 2016.
  7. Глазьев С. О Путине, Трампе и мировой закулисе // Аргументы недели. — 23.08.2018.
  8. Сорокин П. Главные тенденции нашего времени. М.: Институт социологии РАН.- 1993.
  9. Медведев Д. Выступление в Госдуме с отчетом о работе правительства в 2018 году. 17
    апреля 2019. http://duma.gov.ru/news/44588/
  10. Материалы съезда «Деловой России» 6.11.2018 // https://deloros.ru/v-moskve-proshyolxiv-sezd-delovoj-rossii.html
  11. Титов Д. Все, что было обещано, предоставьте нам в срок // ЭЖ. — 9.11.2018.
  12. Путин В. Выступление на съезде «Деловой России» 18.10.2016 //
    http://kremlin.ru/events/president/news/53112
  13. Хардиков А. Спрут нашего времени. Аргументы и факты // 2018. — № 38, 42, 47.
  14. Юдаева К. ЦБ назвал тормоз экономики России. — 9.04.2019 //
    https://lenta.ru/news/2019/04/09/zam_zam/
  15. Ведута Е. Почему СССР проиграл экономическую войну, а Запад проиграет сейчас.
    Цикл лекций // Апрель 2019. https://regnum.ru/news/economy/2606859.html
  16. Капков А. Наш прогноз. Интеллект, как повелитель мира… // http://www.prognoznews.com/2017/09/importozameshhenie-poka-ne-vserez-i-nadolgo/
  17. Глазьев С. Рывок в будущее. Россия в новых технологическом и мирохозяйственном
    укладах. М.: Книжный мир. — 2018.
  18. Глазьев предупредил о возможности «полного разрыва» российской экономики.
    Российская элита не хочет меняться // https://www.mk.ru/print/article/1672957/
  19. 15 избранных, как российские компании бросают вызов глобальным лидерам //
    https://bricsmagazine.com/ru/articles/15-izbrannyh-kak-rossiyskie-kompanii-brosayutvyzov-globalnym-lideram
  20. Силуанов А. У России есть «план Б» на случай санкций против госбанков. Интервью
    из Вашингтона. — 13.04.2019 // https://news.mail.ru/economics/36957363/?frommail=1
  21. Любимов А. Философия права. М.: Юрайт. — 2019.
  22. Smith N. Big Companies Are Getting a Chokehold on the Economy. Bloomberg opinion.
    22.02.2018. https://www.bloomberg.com/opinion/articles/2019-04-18/mueller-report-barrembarrasses-himself-and-his-office